Носить вам, не переносить

Можно ли застраховаться от приема на работу потенциального вора или «несуна»?

Экономические преступления внутри предприятий являются одними из самых загадочных, поскольку компании склонны не выносить сор из избы, разглашая грехи собственных нечистых на руку сотрудников. Официально ежегодный ущерб от воровства лишь в российском ритейле составляет один миллиард рублей, но реальные цифры выше. Данные независимых экспертов говорят, что только 20% краж в супермаркетах и магазинах самообслуживания совершают посетители, остальное – на совести собственного персонала. До 90% работников розничных фирм воровали хотя бы раз.

– Однако «несут», воруют и утаивают по-разному. Самые наглые расхитители – люди на руководящих должностях и в среднем звене: на представителей управленческого аппарата приходится до 25% краж, почти такая же цифра (23%) у специалистов по закупкам, еще 20% случаев на совести бухгалтеров и финансистов, – говорит специалист по безопасности KLF-Factory Алексей Романов.

Примером прекрасного аппетита служит похищение у работодателя 95 миллионов рублей сотрудником сети DNS: он, как руководитель-маркетолог, предлагал поставщикам указывать завышенные цены на услуги, а затем переводил разницу на счета компаний-посредников, через которые и обналичивал выручку. В другом случае с популярной микрофинансовой организацией директор (она же главбух) компании проводила суммы от возврата долга в несколько раз меньше фактически полученных, под видом «неплатежеспособности» клиента. Подтверждал это начальник службы безопасности холдинга, который был в доле. Вдвоем они «нагрели» родную сеть на 25 миллионов рублей.

– Чем ближе специалист к финансовым или материальным активам, тем выше риск воровства, – говорит Алексей Романов. – Присвоение или растрата финансов компании – это более 35% преступлений. Популярны также закупки товаров и услуг по завышенной цене (до 30% случаев), и прямой унос вещей (20%). Самая закрытая информация о такого рода ЧП – в нефтегазовых корпорациях, где понять масштабы внутренних хищений невозможно – «своих» они не выдают.

В организациях поскромней и воруют соответственно: в торговых точках попадаются на кражах товароведы, кассиры-продавцы, грузчики и остальной линейный персонал.

– Отработав два года в популярной томской продуктовой сети, я видел, как стажеры уносили продукты под спецодеждой или съедали их в укромном уголке, как товары «исчезали» еще до поступления в торговый зал, прямо на дебаркадере, – говорит Илья Ельцов. – Серьезные кражи организуются в сговоре с начальниками складов и охранниками – без них провернуть что-либо сложно. Но, чаще продукты выносят через служебные помещения в рабочее время, избегая камер слежения. Начинают «нести» не сразу, а осмотревшись, по прошествии 4-5 месяцев после трудоустройства. Это считается чем-то вроде нелегального бонуса или премии.

Многие эксперты в сфере корпоративной безопасности уверяют, что полностью предотвратить хищения на рабочем месте нельзя, их можно только максимально затруднить.

– Люди воруют, потому что им предоставляют для этого возможности. Тщательный отбор вакансий и регулярные проверки персонала не помогут, если руководитель сам точно не знает, где, что и как в его организации можно украсть, – полагает специалист HR-консалт Денис Сальников. – Наиболее действенные меры – правильно составленный трудовой договор, где четко указана уголовная ответственность работника за причинение ущерба организации. Но главное – компания всегда обязана доводить пойманных нарушителей до суда, каких бы временных и материальных затрат это ей ни стоило. Потенциальный вор должен понимать, что статья 158 УК будет применяться не только к грузчикам, продавцам-кассирам и складовщикам, но и к управленцам из высшего звена.

***

Познакомиться целиком со всем номером газеты можно по ссылке.